О родительской тревоге

Есть особая родительская тревога — та, которая растет вместе с ребенком.

Тревога, в общем, вещь очень полезная. По сути, это энергия для ориентировки в ситуации.

Но избыточная тревога, все же, требует какой-то утилизации. Хотя бы в виде слов, умничания и прочей рационализации.
А так как моему сыну почти 17, то можно догадаться, как и почему родился этот текст. )

Итак, тревога растет хотя бы оттого, что связь в детско-родительской паре не удается так легко поддерживать через функциональность, как раньше.
Ведь связь с тем, в ком нуждаешься — довольно естественна.
Но дети растут, становятся подростками и качество связи с ними приходится менять. Особенно, если хочется сохранить близость.

Меняем мы ее, даже не потому, что мы, родители устаем заботиться.
А потому что становятся видны ограничения этой заботы.

Ведь одновременно с этим, ребенку приходится осваиваивать самостоятельно довольно много разных жизненных задач.

Мы можем обеспечить уход, частичную безопасность и принимающую атмосферу…

Но мы не можем за них находить друзей или создавать близкие отношения, переживать отсутствие взаимности, сдавать экзамены, выступать публично или пить газировку в ограниченных количествах…

Если мы стараемся этого не замечать, то можем стать между миром и ребенком и оберегать то ли его, то ли себя…
Либо начинаем вкладываться снова и снова в то, что от нас не зависит и истощаемся довольно сильно.

Очень сложно принять тот факт, что постепенно из фигуры мы уходим в фон.
И можем быть участниками жизни детей не тогда, когда захотим. А тогда и там, куда нас приглашают.

И если мы привыкли справляться с неопределенностью только с помощью контроля и хотим продолжать дальше в тот же духе, следствием этого становится наша высокая тревога, враньё детей и формальные отношения.

Либо придется практиковать доверие в большем объеме, чем раньше.
Доверять мнению ребенка, его видению ситуации, отношению к ней. Слушать внимательней, а иногда, представьте себе, прислушиваться!

Это очень сложно!

Прямо как в ситуации, когда он приходит домой в испачканных краской новых брюках, садится и возбуждённо рассказывает на какой классный фильм сходил с ребятами. И это ведь не частый момент.
Я называю их «окна близости». Они открываются в неожиданные моменты и на неопределенное время. И нужно ловить.

А потом он говорит уже совсем нереальное: А ты не смотрела? Может сходим вместе?

А ты такая сидишь, смотришь на него, любуешься, боишься спугнуть и одновременно с этим идиотская мысль: Только бы не сказать про брюки! Только бы не сказать!

И не говоришь!

Вот так примерно сложно доверять!

А может просто я одна такая тревожная)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *